ФЭНДОМ


Направо пойдешь - в темный лес придешь,

Налево пойдешь - в горы забредешь,

Прямо пойдешь - смерть свою найдешь…


Первые десятилетия существования Китежграда обрекли первый русский оплот на плачевное существование в будущем и репутацию Крепости с самыми безумными, горделивыми и алчными Голосами.

В 1213 году на стол Баюна, первого Голоса Китежграда, лег самый сложный заказ в его карьере, который по иронии фатума стал последним в жизни великого Кота-Людоеда. Достать живой Отца Сирых и Судию Вдов, прорваться сквозь Перевал горцев, пройти через Южный Предел, зайти в Теплый Город и выкрасть живой Царицу Тамару. Даже для Голоса этот заказ выглядел практически невыполнимым, но он был выдан самим Князем Новгорода и Вече, что сулило огромную выгоду в будущем для Китежграда в частности и Лиги Лезвий в целом. Что ж, он послал туда четырех лучших. В том числе и свою названную дочь - Эос, или теперь уже Вечерницу, воспитанную самым опытным и сильным убийцей Китежграда - Аватаром. 

Через месяц на стол Баюна легло три головы, на которых ножом был вырезан символ Лиги. Четвертой головы, головы его дочери не было. У него отняли самое ценное. Не убили, не сожгли, не разрушили. Отняли. Отняли наследницу Китежграда, то единственное что по настоящему имело значение для Кота-Людоеда.

Первым откликнулся Аватар. Его лучшая ученица, Вечерница, непобедимая, как закат, величественная, как рассвет находится в руках беспощадных жителей гор. Он должен спасти своего первенца, и его новая ученица, Гамаюн, должна была помочь ему в этом.

Вторым зов Баюна услышали в Аламуте. Старец Горы не остался глух к просьбе Голоса Китежграда, но он прекрасно знал, еще со времен Падения Гипериона, на что способен Кот-Людоед. Чтобы не привлекать лишнего внимания, не рассказав ничего, он посылает в Новгород одного из своих аз-забания, Аберара, лишь с одним наказом - подчиняться Баюну, но помнить о приказах Аламута.

Третьим стал Прошедший-сквозь-Нифльхейм, Видевший Хель, Повешенный Медведь, Ярл Хендтбьорн. Волею судеб варяг был призван, как один из лучших воинов Уппсалы к стенам Китежграда.

Легенды гласят, что встреча была не из приятных. Воспоминания о Китежградской сотне, сто мечей и шлемов висящих на стене крепости, зловещим напоминанием служили входящим. Заказ Кота-Людоеда был прост - привести обратно Вечерницу. Живой. А вот Князя никто не ждал…

Грубый, неотесанный, властный, полубезумный Мстислав Удатный, фанатичный христианин, казнящий язычников, убийца и сластолюбец, пытающийся пережать Вече. Баюн мирился с его нравом только из-за тех преференций, что Князь предоставлял Крепости Китежград. Но даже терпению приходит конец. Публично казнить язычников на площади Китежграда не позволено никому. Даже Князю. Ввязавшиеся в драку убийцы были вынуждены бежать. Серьезно раненый Аватар, несмотря на протесты ученицы, ушел в одиночную миссию на Южный Предел. Баюн сумел уладить ситуацию с несколькими убитыми стражниками, а бедро князя, по которому он получил кованым сапогом Хендтбьорна срастется. До свадьбы заживет…

Все варяги - один большой хирд. Не семья, а общность воинов Севера. Сам Один ведет их и только Валькирии провожают их в последний путь. Отказать ярлу нельзя - но цену свою выставить стоит всегда. Варяжский квартал богат на драккары, а Ульв Шкуродер не откажет своему старому другу. За определенную плату, на которую ни Гамаю, ни Аберар были не готовы. Драккар отходил от пристани города, за ним ловко лавировала греческая унирема, на борту которой за Ярлом ехали двое: человек, в арабских одеждах с большим тюком и татарская девушка, с конем и мелкими пожитками. Опытные воины были готовы ко всему, как они считали. А вот греки были абсолютно другого мнения. Пережить атаку драккара, на парусах которого были скрещены две алые длани не смог еще ни один корабль. И навряд ли одноярусная лодка, полная торговцами пережила бы ее. 

Эрвальд Красные Руки, бич Черного Моря, берсерк, готовый убивать без разбору и стар, и млад, решил в этот раз остатками своего хирда поживится греческим кораблем. Дружина ослаблена после разорения ближайшего города, но сил на одно судно у них хватит. В последний момент Аберар успел схватить в охапку свою спутницу и выпрыгнуть с корабля. Уже с берега он услышал волчий вой и кличи воинов. 

Хендтбьорн возвращался. Викинг, чье лицо украшала руна Одал, чья шея с гордостью носила шрам от веревки, чьи глаза навсегда запомнили Мир Мертвецов, шел убивать огромного рыжего налетчика. И готов он был вновь отправиться в Нифльхейм, но только забрав убийцу своего рода с собой.  

Их битва войдет в первый учебник по бою на топорах, который чуть позже подготовит Хорс, будущий главный убийца Руси и основатель Кремля - оплота Московского. Тогда - молоденький мальчик, которого спас Хендтбьорн, лишь пообещал прислуживать ему. Он сопровождал его в этом приключении, попал в Уппсалу, обучился, стал членом Лиги и всегда в отличии от других русичей помнил доброту, честь и величие гордых северян, но это уже совсем другая история... 

Пока же, казненный ярлом Эрвальд был поднят на мачту, кровавым орлом доказывая владычество Хендтбьорна над хирдом Красных Рук и свершения его мести. Подобрав своих спутников, они направились в Полоцк, который должен был стать их последней точкой в дороге на Южный Предел. Но стал он последней точкой не только для них. 

Слишком радостно встречал их город, который был осажден лишь день назад.  

Слишком бурно радовались "урусы" смерти Эрвальда. 

Город встретил представителей Лиги как героев. Как братьев их встретил Волхв - представитель Лиги в Полоцке, крепкий старик в клобуке, жрец, поклоняющийся Чернобогу. Он отдал им свой дом в распоряжение, но что-то в старике не давало покоя ни Аберару, ни Гамаюн. Лезвиям удалось развязать старцу язык. Рассказал он им и про Китежградскую сотню, и про то, что дочь Баюна не дочь ему, а предмет сделки между ним и Гиперионом, про то, какой ценой был подчинен Афон. И про то что ждет убийц в Теплом Городе. И про то, как темный бог и владычицы смерти повелевают им и этим городом. 

О чем в этот момент узнал и Ярл, когда юный мальчик язычник раскрыл ему тайны Полоцка, Скйольгардра, Города Черепов, все жители которого служат по богам смерти. Жестки были нравы варягов, но все они знали, что нельзя молиться Полугнилой, ибо не знает она милости. И кому как не Видевшему Хель не знать этого лучше всего. Вознося молитвы своему покровителю, Хендтбьорн лишь надеялся, что жителей хватит, чтобы утолить его ярость. Ярость Избранника Одина.  

Но не меньше тогда было и безумство аз-забания. Если эти сумасшедшие решили превознести смерть, что ж, Аберар дарует им ее. Ибо ответят они перед Господом за греховные дела свои. Ибо никто не может положить другого основания, кроме положенного, которое есть Иисус Христос. Ибо Идол Есть Ничто.  

Башней возвышался воин Аламута над толпой безумствующих язычников. Словно маяк он освещал факелом свою дорогу к свету сквозь волны жителей Города Черепов. Этот сюжет позже изобразит один из придворных художников Ренессанса, она станет известна как "Несгибаемый" и будет висеть в новом здании "Интернациональ - Аламут", а легенда о Несгибаемом Абераре станет примером великой воли для всех последующих поколений. Ходят слухи, что в ней зашифровано какое то послание, и в свое время за этой картиной охотились многие, но свой дом она обрела в то месте, что когда то была домом и для Аберара.   

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на ФЭНДОМЕ

Случайная вики